Обращение старшего научного сотрудника Института хирургии им. А.В.Вишневского О.И.Андрейцевой к врачебному сообществу. Часть 2

  • 24 сентября 2018 08:23

Глубокоуважаемые коллеги!
 

К Вам вновь обращается старший научный сотрудник 2-го абдоминального отделения ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр хирургии им. А.В.Вишневского» Ольга Ивановна Андрейцева.

Благодарю всех, кто отнесся неравнодушно к опубликованному мною 11.09.18 Обращению к врачебному сообществу и написал свои комментарии. Также благодарю свою коллегу Е.Пивоварову, создавшую петицию «Остановить развал Института хирургии имени А.В.Вишневского» на www.change.org, которая набрала на сегодняшний день более 10800 подписей. Низкий поклон Вам всем, неравнодушные люди!
 

Хочу поделиться с Вами информацией о том, как развивались события в НМИЦХ после данной публикации.

13.09.18 главный врач НМИЦХ Ф.М.Семенов вызвал заведующего 2 абдоминальным отделением (где я работаю) профессора В.А.Вишневского и просил предложить мне публично отказаться от всего, что я написала в обращении. Я отказалась это сделать. Тогда главный врач вызвал меня и предложил мне поделиться мыслями, как мне пришло в голову такое написать или, может быть, кто-то мне продиктовал письмо? Мыслями с ним делиться я отказалась. Тогда он «информировал» меня, что подает на меня заявление в прокуратуру и что нас с ним ждет долгий судебный процесс, во время которого он докажет мне мою неправоту с «цифрами и фактами, подтверждающими, что показатели у нас неуклонно улучшаются».

14.09.18 еженедельная пятничная общеинститутская конференция была посвящена исключительно моей личности. К сожалению, я на конференции не присутствовала, и о развитии событий знаю только по словам коллег. Говорят, что это было действо сродни судебным процессам 30-х годов прошлого века. Выступали ранее уважаемые мною люди: торакальный хирург Г.А.Вишневская (продолжатель плеяды Вишневских, в том числе А.В.Вишневского, чье имя носит институт), прекрасный фармакотерапевт профессор Л.А.Блатун, заведующий 2 абдоминальным отделением профессор В.А.Вишневский. Все трое с трибуны клеймили меня, как врага Института и требовали наказания. С Г.А.Вишневской нам редко приходилось общаться по рабочим моментам. А вот для последних оратора последних прекрасно знают мои человеческие и врачебные качества - не одного тяжелого больного мы вместе вылечили. Тем горше мне осознавать, на что готовы люди, чтобы защитить себя от предложения уйти на заслуженный отдых.

Я в это время вела прием пациентов в консультативно-поликлиническом отделении Института (в соответствии с графиком), о чем знал мой заведующий отделением, но не принял мер по моей замене другим врачом и обеспечению моего присутствия на конференции. Полагаю, что мое присутствие не только не требовалось, но было крайне нежелательно, так как я могла бы ответить на все заявления выступающих. А этого администрации не было нужно.

Во время конференции велась видеозапись. Ранее видеозаписи конференций также проводились, и любой сотрудник имел возможность на рабочем месте смотреть их online. Также сотрудники имели доступ к видеоархиву пятничных конференций, заседаний Ученого совета. С началом моего противостояния с администрацией НМИЦХ все сотрудники были лишены такой возможности – без объяснения причин.

В этот же день 14.09.18 на сайте Врачи РФ появился ответ Г.А.Вишневской на мое обращение к врачебному сообществу. Я ответила ей, хотя мне кажется, что письмо моей коллеги не требовало ответа…

20.09.18 было собрано совещание заведующих, где опять обсуждалось «антиобщественное поведение» с.н.с. Андрейцевой. Раз не сработал ответ Г.А.Вишневской, администрацией был подготовлен ответ на мое обращение за подписью заведующих отделениями Института.

Буду ждать его опубликования на сайте Врачи РФ, чтобы продолжить дискуссию.
 

И этого показалось мало нашей администрации.

21.09.18 всем заведующим отделениями было роздан документ под названием «Открытое письмо коллектива Национального медицинского исследовательского центра хирургии им.А.В.Вишневского Минздрава России» (Далее – Письмо), завершающееся предложением провести «судебное разбирательство и восстановить в глазах общественности доброе имя Центра хирургии им. А.В.Вишнеского, его руководства и сотрудников».

Оригинальную версию Письма (4 сфотографированные страницы) Вы можете найти в прикрепленных файлах (под публикацией - прим.ред.).

Как видите, письмо анонимное. В таком виде представители администрации выдали письма всем заведующим отделениями и императивно попросили собрать у сотрудников подписи. Браво! Хороший ход!

И здесь я хочу открыто обратиться к директору НМИЦХ им.А.В.Вишневкого академику А.Ш.Ревишвили.

 

Уважаемый Амиран Шотаевич!

Сразу скажу – и в мыслях не держала очернять «доброе имя» Института хирургии им А.В.Вишневского! Наоборот, хотела призвать Вас к защите этого доброго имени и самого Института от разрушительных действий Вашей администрации (в том числе Вашего помощника по ФЭВ А.П.Фроловой и ее семьи, неэффективного менеджмента Вашей администрации). В неоднократных личных беседах Вы не вняли моему призыву, не отреагировали на мою служебную записку от 16.07.18. Вы не оставили мне выбора, кроме как обратиться в различные государственные инстанции и придать дело огласке.

Надо заметить, что опубликовать Обращение в врачебному сообществу РФ меня сподвиг пример Вашего заместителя академика Б.Г.Алекяна. Именно так он поступил, уходя с работы от академика Л.А.Бокерия из Бакулевского Института.

Вместо конструктивной беседы по поводу бедственного положения многих отделений (аритмология и эндоваскулярная хирургия не имеются ввиду по известным причинам), Вы вместе с Вашей многочисленной администрацией объявили мне войну. Задавить одного сотрудника Вам показалось важнее, чем предпринять усилия к оптимизации работы учреждения.

Хочу сказать: сколько бы подписей ни собрала Ваша администрация под Письмом, включив весь административный ресурс, никакое количество подписей не выставишь против ФАКТОВ.

Итак, факты…

Я - хороший врач. Это отлично знает коллектив Института и заведующий отделением профессор В.А.Вишневский. Иначе он не поручал бы мне ведение такого большого количества больных. Ежегодно мною пролечивается гораздо большее число пациентов, чем каждым другим врачом отделения (подтверждается данными медицинской информационной системы Медиалог). По количеству выполненных амбулаторных консультаций я также на одном из первых мест в Институте (подтверждается данными той же системы). Говорю об этом не ради самолюбования, а чтобы читатели понимали, что с логистикой хирургической службы в Институте я знакома не понаслышке.

В Письме указано, что «именно в настоящее время в НМИЦХ им А.В.Вишневского сформирован точный план развития и главное – появились реальные возможностиэтот план реализовать». А до этого времени план был неточный? Почему же коллектив НМИЦХ ничего с момента Вашего назначения на должность директора и до сих пор ничего не знал об этом плане? Почему только сейчас появились «реальные возможности»? Замечу, что и «точный план», и «реальные возможности» вдруг появились в НМИЦХ после моего обращения к Президенту РФ и другие государственные инстанции, а также после огласки проблемы в СМИ.

В Письмеуказано, что «по состоянию на 01.09.18 года 90% основных фондов имеют 100% износ. Главный корпус построен в 1972 году и требует капитального ремонта с полной заменой систем электроснабжения и вентиляции». Вот и я об этом же говорю. Не с повторного ремонта административных этажей и кабинетов руководящих сотрудников стоило начать ремонт в корпусе, потратив на него колоссальные деньги, а с капитального ремонта с полной заменой систем электроснабжения и вентиляции. Причем в первую очередь стоило думать об операционных – это основа деятельности медицинского хирургического учреждения.

В Письме указано, что «срок амортизации здания (главного корпуса) истек 31.10.06», а реконструкция его будет проведена в 2019-2021 г.г. Почему же не начать было эту реконструкцию раньше и зачем вваливать сейчас миллионы бюджетных средств в ремонт административных этажей и кабинетов, если в 2019 г. планируется начало реконструкции корпуса?

В Письме: «Обновление Центра уже идет и отрицать этого невозможно». Далее описано все, что отремонтировано (см. оригинальный текст). Ремонт в одном из трех реанимационных отделений действительно проведен. Это правда. Каюсь, не указала в своем письме! Однако, в отремонтированной реанимации НЕ работали летом кондиционеры. Жара стояла – здоровому тяжело перенести, не только реанимационным пациентам. Неоднократные доклады реаниматологов на конференциях и служебные записки Вашему заместителю А.П.Фроловой просто игнорировались.

В Письме: «Созданы и полностью оснащены четыре рентгеноперационные». Рентгеноперционные были у нас и ранее. А вот размах их реконструкции и оснащения вызвал возмущение коллектива: для Вашего вновь пришедшего друга и соратника академика Б.Г.Алекяна – все, а для остального хирургического коллектива – ничего! (в смысле оснащения операционных). Рентгеноперационные, также как и остальные операционные, расположены в главном корпусе, «изношенном на 100% и требующем реконструкции». Но предстоящая реконструкция корпуса, мешающая провести ремонт в оперблоке, не смогла послужить помехой к проведению прекрасного дорогостоящего ремонта рентгеноперационных. Диссонанс!

Про аритмологический центр и говорить нечего – с него и начали – Ваше детище!

Отделение компьютерной томографии до сих пор НЕ отремонтировано.

Новый рентгеновский аппарат закуплен только-только, когда уже ситуация со старым стала вопиющей. Старый (старинный) рентгеновский аппарат еще в бытность на посту директора Вашего предшественника имел тенденцию ломаться по несколько раз на дню. Привезешь, бывало, пациента из реанимации для выполнения фистулографии, уложишь на стол, разведешь контраст – а аппарат сломался. Несколько попыток и.. увозишь пациента не солоно хлебавши, ожидая звонка от лаборанта, когда опять можно ехать. А привезти реанимационного пациента – это сестра, хирург (а иногда и два – для перекладывания) и реаниматолог с полным реаниматологическим «прикладом». Мы то переживем, покатаемся. Но ведь с пациентом надо тактические вопросы решать. Вам потребовалось больше двух лет, чтобы УСЛЫШАТЬ об этом. Спасибо за новый рентгеновский аппарат.

Лифты, столовая, тротуарная плитка, лавочки во дворе – отлично. Спасибо. За конференц-зал, «где теперь не стыдно проводить крупные научные мероприятия, в том числе международного уровня» - мы тоже благодарны. Главное, чтобы сотрудникам не было стыдно выходить на мероприятия международного уровня с нашим уровнем науки. Для хирургии и онкологии основой научных изысканий, построения систем прогнозирования течения заболеваний являются морфологические, иммуногистохимические, молекулярно-генетические исследования. Для этого, как минимум, обеспечить отделение патоморфологии штатом врачей и лаборантов, необходимыми расходными материалами (панели антител для иммуногистохимических исследований и т.п.), рассмотреть возможность организации лаборатории молекулярной генетики. Эти предложения выдвигались мною в личной беседе с Вами, а также в служебной записке. ЭТО БЫЛО ПРОИГНОРОРОВАНО.

В Письме: «Все операционные в НМИЦХ работают с максимальной загрузкой». Это правда. Операционные сестры приступают к работе в 8.00, а выходят из операционной в 8 часов вечера (иногда и ночью). Разве так можно работать?

Мною было предложено «…организовать двусменную работу в операционном блоке. Для этого набрать соответствующий штат операционных сестер, санитарок, анестезиологов и анестезиологических сестер. Нынешнее состояние дел, когда операционные бригады defactoзачастую работают в две смены, а dejure работает только одна смена с отсутствием доплат за переработку (по крайней мере врачам) – считаю недопустимым…». О таком Ваша помощница по ФЭВ А.П.Фролова даже слушать не пожелала!

При «максимальной загрузке» плановых столов – отсутствие экстренной операционной –«за гранью добра и зла» (как написал один из пользователей сайта Врачи РФ). Вы – хирург, Главный хирург РФ! Объяснения излишни.

В своей служебной записке я выдвинула следующие предложения:

«… организовать в НМИЦХ экстренную операционную(оснастив ее рентгеновской С-дугой), где смогут также выполняться «малые» и малоинвазивные хирургические вмешательства под контролем ЭОП (в частности, дренирование и редренирование желчных протоков, без которых современная гепатобилиарная хирургия не может существовать). Для этих целей могла бы быть отведена операционная №10 (ныне простаивающая)». ЭТО БЫЛО ПРОИГНОРИРОВАНО. На это Вы ответите, что операционная №10 находится в «историческом» изношенном здании, что работать в ней никак нельзя и т.д., и т.д. Напомню, что за стенкой 10-ой операционной в том же «историческом» изношенном здании находится ежедневно используемая для плановых вмешательств операционная №9. Диссонанс!

В Письме: «…интенсивная работа… требует адекватного оснащения оборудованием, расходными материалами, и медикаментами. Именно с приходом нового руководства Центра у нас появились две новые эндоскопические стойки» (знать бы, где они). Даже не хочется обсуждать. Я уже писала в предыдущем письме, чего нет в операционных. Зато «появились две новые эндоскопические стойки»!

В Письме: «Уже закуплены и до конца 2018 г. должны поступить новые аппараты КТ и МРТ, Решен вопрос с заменой устаревшей роботической хирургической системы» (об этом сотрудники просили Вас из года в год). Пока только слова. Надеюсь, что они воплотятся в жизнь. Если это действительно произойдет до конца года – я припишу эту заслугу себе, своим обращениям.

О количестве уволенных – спорить не буду. Цифру «около 100» я написала со слов этих самых уволенных. А вот «качество» увольнений – было насильственным. Когда Вы подадите на меня иск в суд и начнется судебное разбирательство – часть из этих людей расскажут, как проходило их увольнение. А главное, идея всех этих увольнений осталась невыясненной, никакой действительной реструктуризации Института не произошло. Произошли ПРОСТО увольнения и сокращения сотрудников, выбор которых осуществлялся Вашей помощницей по ФЭВ А.П.Фроловой. Вашей администрации через несколько месяцев стало очевидно, что сокращение, например, процедурной и перевязочной сестер во 2-ом абдоминальном отделении было неоправданным (нам было это понятно с самого начала); и в штате снова появились эти ставки и новые сотрудники – для чего увольняли заслуженных ЛУЧШИХ людей?

Про аритмологию и эндоваскулярную хирургию – не обсуждается!(Вы-аритмолог, академик Б.Г.Алекян – эндоваскулярный хирург). Только рада, что оба эти направления развиваются. Хотелось бы, чтобы не в ущерб всем другим хирургическим направлениям! Иногда пациентам абдоминального профиля с осложнениями после операций на поджелудочной железе или на печени требуется помощь эндоваскулярного хирурга. При описанной вПисьмеблестящей работе отделения эндоваскулярной хирургии под руководством специалиста мирового уровня академика Б.Г. Алекяна (большая честь для Института) справиться с эндоваскулярной остановкой кровотечения из артерий брюшной полости (из бассейнов чревного ствола или верхнебрыжеечной артерии и др.) может ТОЛЬКО ОДИН специалист (ученик бывшего заведующего В.Н.Цыганкова).

Многопрофильность и скоординированная деятельности многих хирургических подразделений Института– это, уважаемый Амиран Шотаевич, то – что было ВСЕГДА в ИХВ. Администрации приходят и уходят, а многопрофильный скоординированный Центр продолжает работать. Логистику такой работы надо изучать и поддерживать, чтобы успешно руководить Центром. Задумывая пресловутую «реструктуризацию» НМИЦХ, о которой говорится в Письме, стоило выработать ее «точный план» с привлечением специалистов, которые давно работают в условиях «многопрофильности».

Про «бесперспективных»пациентов – лучше на наступайте на больную мозоль. Именно Вы, главный врач Ф.М.Семенов и зам. главного врача И.Р.Карапетян ввели в широкий обиход это понятие – «бесперспективный» больной, большей частью в отношении пациентов с механической желтухой и истощенных пациентов со стриктурами пищеводов. А мы их лечим и (конечно не всегда, и такое случается) вылечиваем. Если случается, умирают наши желтушные больные – сразу вопрос: зачем клали этого бесперспективного? Знаете ли: Богу – Богово, человеку – человеково! Врач должен делать в отношении пациента «что должно», а не брать на себя решение вопроса о его «перспективности» или «бесперспективности».

 

Теперь главное. В Письме: «разного рода проблемы – материально-технические, финансовые, межличностные – периодически возникают в каждом учреждении, без этого не обходится. Но решать их необходимо конструктивно».

Именно к этому я неоднократно призывала Вас в личных беседах и письменно. У меня есть основания полагать, что НМИЦХ имеет достойное бюджетное финансирование. Вы и сами неоднократно заявляли это с трибуны на конференциях. Думаю, что финансовые проблемы (и вытекающие из них материально-технические и межличностные) снежным комом наросли в НМИЦХ с назначением на должности Ваших помощниц по финансам и административно-хозяйственной части А.П.Фроловой и И.Ю.Сидоровой (мамы и дочки). У меня есть основания думать, что с их легкой руки финансовые потоки (как выделяемых бюджетных средств, так и заработанных Институтом средств) движутся в каких-то неправильных направлениях. Для правильного распределения средств в любом учреждении должен проводится эффективный менеджмент. К сожалению, ни одного профессионала в области оптимальной организации труда коллектива большого многопрофильного медицинского учреждения в Вашей администрации нет.

Ни в одном своем обращении ни к Вам, ни к Президенту РФ, ни к Врачебному сообществу я не «задевала чести уважаемого медицинского учреждения и всех высококлассных специалистов, работающих здесь – врачей, медицинских сестер, младшего и вспомогательного персонала». Я, как и Вы, горжусь успехами коллег, нашей скоординированной работой. Сейчас горжусь вдвойне, так как в условиях недостаточного обеспечения лечебного процесса мы все же ВОПРЕКИ ВСЕМУ продолжаем скоординированно и успешно работать.

Я, как и Вы, хочу защитить честь и доброе имя Института хирургии им.А.В.Вишневского от действий недобросовестных финансовых сотрудников и неэффективных менеджеров.

В Письме как-то все очень красиво: «именно в настоящее время в НМИЦХ им А.В.Вишневского сформирован точный план развития и главное – появились реальные возможностиэтот план реализовать», «…в 2019-2021 годах будет проведена реконструкция главного корпуса и ряда других…», «Уже закуплены и до конца 2018 г. должны поступить новые аппараты КТ и МРТ. Решен вопрос с заменой устаревшей роботической хирургической системы» и т.п. – ПОКА ТОЛЬКО БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ, под которыми Вы предлагаете подписаться всем сотрудникам НМИЦХ… И эти подписи будут в суде доказательством должного выполнения обязанностей представителями вашей администрации? Предстоящего суда не боюсь.

Я радуюсь, что благодаря моим письмам Вы, уважаемый Амиран Шотаевич, стали поворачиваться лицом к проблемам Института, а не только слушать отчеты Вашей свиты о том, что все у нас замечательно.

 

24.09.18

С уважением,

С.н.с. 2 абдоминального отделения О.И.Андрейцева
 


Обращение старшего научного сотрудника Института хирургии им. А.В. Вишневского к врачебному сообществу. Часть 1

Ответ Андрейцевой Ольге Ивановне от Вишневской Галины Александровны, научного сотрудника отделения торакальной хирургии, правнучки, внучки и дочери трех поколений Вишневских.

Открытое письмо коллектива Национального медицинского исследовательского центра хирургии имени А.В.Вишневского Минздрава России (ответ руководства НМИЦХ им. А.В.Вишневского)

Есть высшее медицинское, фармацевтическое, санитарно-гигиеническое или т.п. образование? Регистрируйтесь и читайте все материалы бесплатно и без ограничений!

Возникли трудности при работе с сайтом? Забыли пароль или не можете подтвердить
статус врача - напишите нам.